Современная "Философия сна"

Современная "Философия сна"

Например, так описывает ее Кузнецов В. А. в эссе 'Не будите своих создателей' 'Вообрази на минуту: Ты - сон человека, которым себя считаешь, но и он тоже не настоящий. Это цепь воображения, звеном которой являешься ты. Тогда возникает логичный вопроскто же реален, а кто нет? Кто стоит в начале цепи? Давайте посмотрим на знакомые нам вещи с другой точки зрения. Что мы знаем о Боге? Теоретически. Бог наблюдает за каждым из нас. Во сне ты наблюдаешь за героями. Бог создал этот мир. Когда ты спишь - ты создаешь свои собственные миры. Бог создал человека по своему образу и подобию. Тебе может сниться будто ты - огромная пчела, или пантера, или bacillus anthracis. Но все-таки, чаще всего ты - это ты. Бог вездесущ. В каждом из нас есть частица Бога. Бог управляет этим миром. Бог - начало начал... Все что угодно находит свое логическое обоснование. Я ничего не утверждаю.

Предположим.

Просто на минуту представим, что мы снимся Богу, что мы всего лишь сон, скрытый во сне... Гипотетически. Тогда последним звуком, который услышит человечество станет звонок огромного будильника. А пока этого не случилось - тссс... Не будите своих создателей...' Кончеев Александр Сергеевич напрямую использует идею сна для описания и обоснования солипсизма. В работе, которая так и называется 'Солипсизм', он пишет: 'Никакого непосредственного знания о мире мы (я) не имеем. Этот выводной характер знания о мире не осознается по той же причине, по какой не осознается процесс распознавания и вспоминания букв в процессе чтения вследствие его автоматизма и глубокой вовлеченности в него сознания.

Причем, если в чтении мы всегда можем оторваться от текста, или что-то может заставить нас, его прервать, то сделать то же самое с процессом осознавания жизни по своей воле не возможно. Он продолжается и во сне, и (я настаиваю на этом) после смерти.

Гибель мозга при смерти тела не важна, потому что мозг обеспечивает только ту часть интеллектуальной деятельности, которая отвечает за осознавание вибраций этого плотного мира при жизни тела. После смерти физического тела этим занимаются другие структуры бытия.' 'Нельзя отрицать, что вполне непосредственно каждый из нас мнит себя самостоятельным и вполне отдельным существом в ряду подобных ему. МИР ОБЪЕКТИВЕН, и точка. Но мир не объективен и никогда не был объективен, и не может быть объективен.

Утверждать, что субъект находится в объекте объективно, есть абсурд, потому что непосредственно любой субъект имеет дело только с самим собой как субъектом. В себе же самом субъект может сколько угодно забавляться со своими фиктивными псевдообъектами, воображая их сколь угодно независимыми от себя, но истина проста и очевидна: субъект единственная непосредственная реальность, объект всегда, ВСЕГДА, виртуален.' 'Единственный бог этого мира это бессмертный, вечный субъект, бесконечно переживающий, когда невыносимые, когда и терпимые сны жизни. 'Бог не может существовать, потому что тогда я был бы вторым, а я первый' вот какую мысль высказал один гениальный интуит, плохо понятый слышавшими его. Не так уж далеко он ушел от воззрений адвайта-веданты и шуньявады. Бог должен быть по определению всемогущ.

Почему же я, почему же ты не всемогущ? Да, всемогущ! Как же не всемогущ, если создал и продолжаешь создавать этот величественный и ужасающий мир? Каждый субъект это единственный субъект. И как отличаются разные мгновения жизни одного человека между собой, по такому же принципу различаются между собой содержания разнообразных мгновений разных субъектов.

Различия эти иллюзорны.

Независимость, автономность их сосуществования друг относительно друга в прямом смысле иллюзорна. Все есть единое целое, непостижимым образом разделившееся само в себе. Все мы Бог, а Бог един. Мир, бытие, вся жизнь это кошмарный и непрекращающийся сон Бога. В виде разнообразия бывают в нем и проблески, но скоро небо опять застилают тучи.

Совершенно очевидно, что Бог может и должен пожелать себе более прекрасного сна, идеального состояния, а не страдать от созданного самим же собой.

Почему же он этого не делает? Куда он смотрит? Увы, мы все это знаем. Он смотрит в ложь, иллюзию, в заблуждение. Он воображает себя маленькой козявкой, которую вот-вот раздавит могучая стопа 'настоящего' бога. Вот такой нелепый сон. И невозможно проснуться, потому что любое пробуждение, любая попытка пробуждения это тоже только сон об этом, который во сне смотрит многострадальное насекомое.' Философ Швец Андрей Владимирович пошел дальше. Он не только сделал идею мира-сна центральной в своем мировоззрении, но и попытался объяснить, зачем они нужны. Ниже приведен отрывок из его произведения 'Очередное зазеркалье'. 'Представь себе сущности, назовем их осознаниями, которые существуют в своем, для нас почти непостижимом, мире. Этот мир крайне сложен для восприятия, настолько сложен, что неподготовленное к нему осознание будет испытывать невообразимые муки. Такие же, какие бы испытывали и мы если бы без подготовки очутились в помещении с оглушающей музыкой и ослепляющими вспышками света.

Однако у еще 'незрелых' сущностей это мучение связано скорее не с уровнем воздействия, а с тем, что они еще не могут осознать свой мир со всеми его взаимосвязями, для них он - невообразимый, пугающий хаос. Как быть? Необходима реабилитационная программа, подготавливающая осознания к восприятию своего мира. А что может лучше подготовить неокрепшую сущность к 'взрослой' жизни, как не игра? И они играют.